СВОБОДА ПОЛЛАРДА И НАША СВОБОДА

 

СВОБОДА ПОЛЛАРДА И НАША СВОБОДА

http://www.7kanal.com/author.php?id=188

Каролин Глик

25 Апреля 2005

Накануне праздника Песах, впервые за долгие годы, Каролин Глик, ведущая журналистка англоязычной израильской газеты “Джерузалем пост”, пишущая также на иврите для “Макор ришон”, опубликовала в обоих изданиях статьи, основанные на ее первом визите в тюрьму к Йонатану Полларду. Тем самым она прорвала неофициальный заговор молчания англоязычной газеты вокруг судьбы англоязычного израильского агента. В своей статье Каролин Глик ответила на часто задаваемый вопрос: какое отношение к шпионажу Полларда имел нынешний премьер-министр Ариэль Шарон, и почему он упорно отказывается предпринять усилия ради освобождения Полларда.

Йонатан Поллард является одним из самых поляризующих общество персонажей нашего времени. Бывший аналитик разведки военно-морского флота США, Поллард отбывает сейчас 20-й год своего пожизненного заключения, к которому он был приговорен за передачу секретной американской разведывательной информации, касающейся арабских баллистических ракет и программ по созданию неконвенционального оружия, (Израилю) с мая 1984 г. до своего ареста в ноябре 1985 г.

За его вклад в израильскую безопасность и за его долгие страдания в тюрьме израильтяне считают Полларда национальным героем. Его принято считать тем источником, благодаря которому Израиль был готов к иракскому ракетному удару во время Первой войны в Персидском заливе. Израильтян практически по всему политическому и религиозному спектру объединяет общая надежда, что они смогут встретить Полларда в Израиле свободным человеком.

Для многих американских евреев Поллард - достойный всяческого поношения предатель. С момента его ареста над всеми евреями, работающими в Пентагоне, Госдепартаменте, американской армии или разведывательных службах, нависло облако подозрительности и недоверия. Раз за разом там всплывают беспочвенные предположения, что американские евреи шпионят в пользу Израиля. Несмотря на тот факт, что Израиль является стратегическим партнером Америки, американские разведслужбы определяют Израиль как “страну, вызывающую тревогу” в связи с утечками разведывательной информации, а американские евреи находятся под постоянным и часто враждебным наблюдением. Чтобы понять, до какой степени раздражения доведены вашингтонские евреи этой постоянной дискриминацией со стороны разведорганов, достаточно упомянуть имя “Поллард”. В тот же миг в его адрес будут вылиты ушаты горьких заявлений типа “Если бы не этот предатель, мы бы не были теперь в таком положении” и “Надеюсь, он сгниет в тюрьме”.

На протяжении последних 12 лет Поллард содержится в Федеральной тюрьме Батнер в Северной Каролине. Туда он был переведен из Федеральной тюрьмы Марион в Иллинойсе, где он содержался в подземном карцере-одиночке на протяжении семи лет. Обращение с Поллардом, как и его приговор к пожизненному заключению, не имеет прецедента в истории шпионажа в США. Никогда еще шпион дружественной страны не получал такого приговора. В среднем, шпионы, работающие на страны, которые США считают своими союзниками, получают от 4 до 7 лет заключения. Алдрич Эймс, самый печально знаменитый шпион в последние годы, который, работая в должности главы отдела контр-разведки ЦРУ, на протяжении 15 лет выдавал Советскому Союзу всю информацию, касающуюся американской разведки в этой стране, и явился причиной гибели более десятка американских агентов в СССР, - хоть и был приговорен к пожизненному заключению, тем не менее, никогда не помещался в одиночку на периоды сравнимые по длительности с одиночным подземным карцером Полларда.

На прошлой неделе я посетила Полларда в тюрьме. На протяжении двух с половиной часов моего визита мы разговаривали подробно о его шпионской работе, условиях его заключения, его чувствах по отношению к США, Израилю, еврейскому народу и о его надеждах на будущее.

Полларду сейчас 50 лет. Он вырос в городке Саут Бенд (Южный Пояс), в штате Индиана. Изучал политические науки, экономику и классические науки в Стэнфордском университете, затем писал докторскую работу по военной истории во Флетчеровской школе закона и дипломатии в Тафте, но не закончил, ибо был призван в 1979 г. на работу в разведке военно-морского флота.

Поллард впервые посетил Израиль в 1971 г. в рамках летней программы для старшеклассников в Институте Вайцмана. О своем еврейском воспитании он рассказывает, что вырос в “современно-ортодоксальной семье американского стиля, где всегда акцентировалась центральная роль Израиля в жизни еврейского народа”. “Я постоянно думал об алие”, говорит он, “но это непросто - собраться и уехать из этой “позолоченной страны”. Мои родители - гордые американцы. Мой отец - награжденный офицер. Он постоянно носит в кармане текст американской Декларации независимости. Но когда я поступил на работу в военно-морскую разведку, отец предупредил меня, что это нехорошее место для еврея. Там сильный антисемитизм. Но даже когда я сам убедился в этом, я думал, что лучше мне остаться”.

Сегодня в Батнере Поллард работает на мытье окон. Его жизнь - это сплошной кошмар. “Я дам Вам импрессионистское описание моей жизни. Это постоянный шум и постоянное насилие; постоянные грязные ругательства - ругательства всевозможных видов, какие только можно представить. Нет спокойного места, где можно было бы спокойно сидеть или спокойно читать. Нужно постоянно включать самодисциплину, чтобы не поддаваться на провокации. Нужно уметь увидеть, когда ситуация выходит из-под контроля, и убраться подальше как можно быстрее. Я должен быть постоянно готов к тому, что моя дверь распахнется в 2 часа ночи. Я живу в крохотной комнате, не в камере, с напарником. Комната настолько мала, что если я сижу на кровати, то, расставив руки, я касаюсь обеих стен. Дверь я запереть не могу. Когда я не мою окна, я провожу время в чтении или слушаю радио - NPR или BBC”.

В тюрьме есть телевизоры, но они установлены в большой общей комнате. Сидящие здесь осуждены за убийство, изнасилование, вооруженные ограбления, педофилию и прочие тяжелые уголовные преступления. 11 сентября Поллард был в телевизионной комнате и смотрел CNN.

Что Вы почувствовали, когда увидели атаку на ВТЦ и Пентагон?

“Мне было тошно. Самое ужасное было, что множество мусульман здесь среди заключенных приветствовали нападение выкриками “Аллах Акбар” и радовались”.

Но почему вообще Вас затронули сцены нападения на США? Ведь Вы предали эту страну.

В ответ Йонатан обратил ко мне взгляд, полный глубокой печали, и сказал: “Я полюбил двух женщин - Израиль и Америку. Это не работает в личной жизни, и в политике тоже. Моя реакция на 11 сентября была реакцией американца. Как американец я верю, что эта страна охраняет ворота западной цивилизации от варваров”.

В 1983 г., вскоре после того как Америка и Израиль подписали Меморандум о взаимообмене разведывательной информацией, тогдашний директор ЦРУ адмирал Бобби Инман в одностороннем порядке нарушил соглашение и прекратил передачу Израилю информации относительно арабских и мусульманских стран, не граничащих непосредственно с Израилем. Это включало Ирак, Иран, Ливию, Тунис и Пакистан. По окончании его работы в ЦРУ Инман был нанят компанией “Международный сигнал и контроль”. Владелец компании, Джеймс Гуерин, был позднее осужден и приговорен к тюремному сроку за передачу военной технологии Ираку и Южной Африке.

Поллард, который был в курсе дела относительно информационного эмбарго, считал, что Израиль стоит перед угрозой химических и биологических нападений со стороны этих стран. Он утверждает, что продумал все легитимные способы прекращения этого эмбарго, но понял, что ни уведомление прессы, ни передача свидетельства в Конгресс, ни вовлечение в дело американских еврейских лидеров желаемого эффекта не принесут. Он также утверждает, что “был случай во время Операции “Мир Галилее”, который дал мне представление об “особых отношениях” между Израилем и США. Я увидел невероятный цинизм, с которым американцы относились к Израилю. Это опрокинуло все мои понятия об этих отношениях. Мое представление о мире было разрушено. До этого я никогда не думал, что моя лояльность к Америке и к Израилю могут входить в противоречие. Но тут я понял”.

Что Вы поняли?

Я понял, что мы одиноки.

Поллард утверждает, что его решение шпионить на Израиль и таким образом предать США, проистекало из его убеждения, что он “предотвращает вторую Катастрофу”. Можно ставить под вопрос, была ли нужда в его личном участии для ее предотвращения, и не лучше ли было бы ему просто уйти с этой работы, уведомить ответственные лица в Израиле о растущей угрозе и предоставить Израилю - с его разведывательными органами и армией - решать вопрос на уровне суверенного государства. Но остается фактом, что на эту роль Поллард избрал себя, и Израиль тоже, сделав его своим агентом, избрал его на эту роль. На протяжении 18 месяцев, что Поллард проработал на Израиль, он регулярно передавал своим “ведущим” чемоданы документов.

Рафи Эйтан, израильский мастер шпионажа, который, будучи главой отдела по информационному сотрудничеству в израильском посольстве в США, был главным руководителем Полларда, сказал ему, что его информация обсуждалась на заседаниях правительственного кабинета, и Поллард понял, что его главным “нанимателем” был тогда генерал-майор Эхуд Барак, глава военной разведки.

Тем не менее, когда Поллард был арестован, Израиль сделал все возможное, чтобы опровергнуть всякую связь с ним. С того момента как тогдашний премьер-министр Шимон Перес приказал охране посольства физически выкинуть из здания посольства Полларду и его тогдашнюю жену Энн, Израиль сделал все от него зависящее, чтобы по возможности отделить себя от Полларда. Лишь в 1995 г. Полларду было предоставлено израильское гражданство, и лишь в 1998 г. Израиль официально признал, что Поллард был израильским агентом. Биньямин Нетаниягу был единственным премьер-министром, который сделал серьезные усилия для освобождения Полларда. Премьер-министр Ариэль Шарон бессовестно отказался предпринять ради Полларда какие-то шаги. Для Полларда, который ожидал, что в случае ареста он получит поддержку и защиту Израиля, отношение правительства Израиля явилось большей неожиданностью и большим ударом, чем суровое и неадекватное наказание, полученное им от американских властей.

“У меня было два особенно памятных и ужасных дня после ареста. Первый - когда следователи ФБР показали мне записи заявлений израильских официальных лиц вскоре после моего ареста. Из них стало ясно, что “Мосад” видит перед собой три цели. Они хотели свалить всю вину на Отдел по информационным связям и Рафи Эйтана, они хотели любой ценой выгородить ЭЙПАК (произраильское лобби на Капитолийсколм холме - прим. переводчика), и они хотели похоронить меня. Именно “Мосад” был источником всей дезинформации обо мне и о моем характере. Они лгали, что я употреблял кокаин и был наемником, что я продавал секреты и другим странам, кроме Израиля. Все это исходило от них. Позднее, в 1995 г., агент “Мосада” приехал сюда навестить меня и предложил, чтобы я покончил собой. Я ответил, что умер бы за Израиль, но не готов умирать за кучку проходимцев”.

“Израильтяне заявляли, что это была несанкционированная любительская операция. Но это была абсолютная ложь. Не только высшее политическое и военное руководство знало, что происходит, но Ариэль Шарон пытался меня использовать в своих личных целях. Рафи Эйтан был человеком Арика. И он попросил меня собрать политические сведения для Шарона - что говорят о нем люди в Вашингтоне и т.д. Я отказался. Но что меня больше всего ранило, это когда я увидел рассекреченную версию доклада Эбана. (Речь идет о докладе подкомиссии Кнессета по расследованию дела Полларда, который был опубликован в 1987 г. - К.Г.) Это просто сделало меня почти физически больным. Доклад включает краткое изложение полуночного разговора между (премьер-министром) Шимоном Пересом и (американским госсекретарем Джорджем) Шульцем около недели спустя после моего ареста. Шульц попросил Переса вернуть документы, которые я взял, и Перес согласился, но вынудил Шульца пообещать, что эти документы не будут использованы против меня, и Шульц согласился. Никто не сказал мне об этом соглашении. Я мог бы использовать его в своей защите. Это на ответственности государства. Оно имело вес в суде. Израиль - это единственная страна, которая приняла участие в преследовании своего собственного агента. Несколько лет спустя (в 1990 г.) Шарон упрекал Ицхака Шамира за то, что тот смирился с отказом от меня. Но это именно то, что сейчас делает сам Шарон”.

Хотя источники, близкие к Шарону, утверждают, что Поллард может быть освобожден в качестве побочного следствия разрушения еврейских общин в Газе и северной Самарии и вывода ЦАХАЛа из этих районов, источники в Белом доме не знают, чтобы Шарон просил (президента) освободить Полларда из тюрьмы.

В преддверии визита Шарона в Белый дом прошлой весной 112 депутатов Кнессета, включая самого Шарона, подписали петицию к президенту Дж. Бушу с просьбой освободить Полларда из тюрьмы. Шарон отказался доставить эту петицию Бушу. В этом месяце, перед визитом Шарона на ранчо в Техасе, все нынешние и бывшие главные раввины Израиля подписали письмо к Бушу с просьбой освободить Полларда. И снова Шарон отказался передать письмо Бушу во время их встречи.

После встречи с Поллардом я связалась с Джеймсом Вулси, бывшим директором ЦРУ. Вулси сказал мне, что по вступлении в эту должность в 1993 г. он изучил дело Полларда полностью и тщательно. “Не сказал бы, что этот человек был тогда моим первым кандидатом на освобождение, но 20 лет - это достаточно долгий срок. В целом, одним из аспектов дела является тот факт, что он отсидел солидный срок, и, таким образом, предотвращающий эффект достигнут. Я действительно думаю, что здесь имеется еще один аспект. Израиль и Америка, Австралия, Япония и Британия - все вместе принимают участие в этой войне с террором. Мы должны принимать во внимание заботы граждан в дружественных демократиях. Я бы чувствовал так, если бы дело касалось японского шпионажа. Мы должны с некоторой степенью сочувствия относиться к сантиментам граждан в дружественной демократии”. В то же время Вулси поспешно добавил: “Это не рекомендация к помилованию”. Вулси также заявил, что Поллард не подозревался в передаче секретов другим правительствам, кроме Израиля. По его мнению, суть дела заключалась в том, что американцы опасались, что в израильскую разведку проникнут агенты вражеских государств, и что в результате они получат переданные Поллардом документы. Это, объяснил Вулси, “представляло бы опасность дальнейшим возможностям Америки в сборе информации. Опасения были, что в само израильское правительство могут проникнуть вражеские агенты, а не что Поллард передавал информацию кому-то еще”.

Касаясь своего будущего, Поллард говорит, что готовится к деятельности, не имеющей отношения к безопасности, если его выпустят из тюрьмы, и в основном он читает материалы на научные темы. “Меня интересуют альтернативные источники энергии для замены нефти, а также опреснение воды”.

Есть ли основания для опасений американцев относительно ущерба безопасности, который Вы можете причинить, если Вас освободят из тюрьмы?

“У американцев нет обоснованных причин опасаться моего освобождения. Моя жизнь разрушена, так что предотвращающий эффект достигнут. Я не знаю ничего и, уж конечно, не стал бы делать ничего, противного американским интересам. В конечном счете, я просто хочу приехать домой, чтобы быть с моей женой, с моим народом и с моей страной”.

За дни, минувшие после интервью, мне пришло в голову, что предосудительное поведение израильского правительства в деле Полларда превышает поведение всех заинтересованных сторон - которые все вели себя предосудительно. Если не принимать в расчет антисемитов, которые всегда рады выкинуть очередную историю о еврейском заговоре, Израиль был единственной стороной, которая что-то выиграла от шпионажа Полларда. Америка не получила ничего, а Поллард потерял все.

Сбросив с себя ответственность за Полларда, Израиль проложил путь для раздувания всей этой истории вне всяких пропорций всевозможными оппортунистами из числа врагов Израиля и американского еврейства на протяжении вот уже двух десятилетий. Если бы Израиль решительно встал на защиту Полларда, то клевета на вашингтонских евреев сегодня была бы куда более осторожной, а США увидели бы, что Израиль является союзником, с которым следует считаться, а не коврик для вытирания ног, на который можно наступать когда угодно.

Песах - праздник свободы. Но чтобы быть свободной, страна должна принимать на себя ответственность за свои действия, независимо от того, насколько серьезными могут быть последствия. Отказываясь от ответственности, страна не просто сбрасывает с себя лишнюю тяжесть: она сбрасывает с себя узы своей собственной свободы. Поллард сказал: “Предательство народа начинается с предательства одного человека”.

Если мы хотим сохранить свою целостность как свободный народ, мы можем сделать это, лишь взяв на себя задачу возвращения Полларда домой. Его можно считать героем или глупцом. Но как ни смотри на него, в любом случае он один из нас, и его дискриминируют и преследуют именно потому, что он помогал нам. И других евреев преследуют потому, что мы отказываемся защищать их. Пора нам принять на себя ответственность за Полларда, потому что его длящееся заключение прокладывает путь к нашему рабству.

“Первая колонка” в “Джерузалем пост” 22 апреля 2005 г.

Перевод опубликован на сайте 7-го канала http://www.7kanal.com/article.php3?id=203256

Перевод Элеоноры Шифрин, личного представителя Полларда по связям с русскоязычными СМИ