А К Т И В И С Т З А О С В О Б О Ж Д Е Н И Е П О Л Л А Р Д А Б А Л Л О Т И Р У Е Т С Я Н А Д О Л Ж Н О С Т Ь С У Д Ь И

12 сентября 2012 г.

А в т о р :  Э л е о н о р а  Ш и ф р и н

http://evreimir.com/80874/активист-за-освобождение-полларда-ба/judge/" href="http://evreimir.com/80874/%d0%b0%d0%ba%d1%82%d0%b8%d0%b2%d0%b8%d1%81%d1%82-%d0%b7%d0%b0-%d0%be%d1%81%d0%b2%d0%be%d0%b1%d0%be%d0%b6%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b5-%d0%bf%d0%be%d0%bb%d0%bb%d0%b0%d1%80%d0%b4%d0%b0-%d0%b1%d0%b0/judge/" style="line-height: 16px; " class="style_6">

Завтра, 13 сентября, в 5-м муниципальном округе Нью-Йорка проходят выборы. Жители Боро-Парка, Кенсингтона, Бенсохерста, Бэт Бич, Сансет Парка, Виндзор Террас и Бэй Ридж выбирают судью Гражданского суда. Одним из тех, кто баллотируется на эту должность, является Стивен Мостофски.

И хотя в этих районах проживает достаточно много выходцев из России, которых последствия этих выборов коснутся непосредственно, я бы, несомненно, не обратила на эти выборы внимания – в Америке то и дело кто-то куда-то баллотируется, за всеми не уследишь – если бы не одно важное обстоятельство. Будучи другом и личным представителем Йонатана Полларда по связям с русскоязычной прессой, я мгновенно реагирую на любое упоминание его имени и интересуюсь всеми, кто сыграл какую-то роль в его судьбе. Как известно, Поллард — это израильский агент, отбывающий в американской федеральной тюрьме 27-й год пожизненного заключения – срок уникальный для США, где за всю историю системы правосудия ни один агент не получил такой приговор за работу на союзника Америки. Десятки американских политических деятелей самого высокого ранга, высшие чиновники правоохранительных органов, выдающиеся юристы, в том числе и судьи, уже давно определили вынесенный Полларду приговор как неправедный и требуют президентского помилования для израильского агента.

Однако, есть большая разница между теми, кто после многих лет заключения Полларда удосужились, наконец, ознакомиться с его делом и, пусть запоздало, но честно высказали свое мнение в обращении к президенту или в публикации в прессе, или в виде какой-то политической инициативы, и человеком, который на протяжении долгих лет, когда это было совсем «не модно» в еврейских кругах, помогал Полларду выжить в тюрьме и делал всё, чтобы факт преступной ошибки правосудия в деле Полларда стал известным.

Таков Стивен Мостофски, о котором мне рассказала жена Полларда, Эстер, сказавшая, что она опубликовала заявление с поддержкой Стивена на выборах.

Поллард давно уже превратился в своего рода «лакмусовый тест» для проверки порядочности и бесстрашия человека. Ведь после всей лжи и грязи, которую выливала на израильского агента американская пресса в течение четверти века, человеку, делавшему общественную, научную или политическую карьеру, требовалось немалое мужество, чтобы встать на его защиту. Поэтому, узнав, что адвокат Мостофски предпочел «политкорректности» справедливость и честность, я поняла, что речь идет о человеке незаурядном, и захотела взять у него интервью. Вот что я узнала.

Стивен Мостофски, адвокат, который все 54 года своей жизни живет в Бруклине, на протяжении последних 11 лет был президентом всеамериканской еврейской религиозно-сионистской организации «Национальный Совет Молодого Израиля» (NCYI) – единственной до недавнего времени еврейской организации, которая была предана делу помощи израильскому агенту во всех аспектах его жизни. А кроме этого, Мостофски работал в судебной системе Нью-Йорка и имел частную адвокатскую практику в своем районе, специализируясь в вопросах семейного права.

Помимо своей практики он постоянно консультировал семьи по вопросам, связанным с их ежедневной борьбой за выживание, выступал с лекциями о насилии в семье, помогая правоохранительным органам и медикам поддерживать нормальный уровень общественного порядка в районе. Он преподавал на курсах по повышению юридического образования. Его статьи по вопросам слияния еврейского закона со светскими законами страны, о проблеме подросткового алкоголизма и по другим вопросам юридического и общественно-значимого характера публиковались многими изданиями.

Эта его деятельность не осталась незамеченной, и в прошлом году о его многогранной юридической, научной и общественной деятельности писали как New York Law Journal, так и Daily News. Стивен Мостофски стал особенно известен как эксперт по вопросам гета (еврейского развода) и выступал по множеству таких дел в судах.

Как многолетний президент NCYI, всемирной еврейской филантропической организации, которая вот уже 100 лет помогает евреям и не только евреям в разных странах мира, (в Америке в неё входят 25 тысяч еврейских семей), Мостофски создавал новые программы, организовывал посылки американским военнослужащим в Ираке, собирал средства для защиты еврейских общин, живущих под угрозой терроризма, создавал стипендии для нуждающихся студентов в Бруклине. Он пребывал на этом посту до декабря 2011 г.

На мой вопрос, откуда у него, профессионального юриста, эта тяга к общинной работе, Стивен Мостофски сказал, что его учителя, член суда по семейным вопросам Леон Дойтч и член Верховного суда  Барри Гуровиц, вложили в него это  чувство «моральной и социальной ответственности, которое приходит вместе с задачей судить по справедливости». Эти же учителя научили его, что важны не только поступки, но и причины, по которым они совершаются.

«Я понимаю людей, понимаю закон и понимаю, насколько равенство всех перед законом важно для нашего общества, особенно, в эти трудные времена», сказал он.

«А что привело Вас к деятельности в защиту Йонатана Полларда?», спросила я.

«Да, вот, собственно это понимание и привело», отвечает Мостофски.

«Я знал в основном историю Полларда: гражданский аналитик американского ВМФ обнаружил, что американская администрация скрывает от Израиля информацию о сирийской, иракской, ливийской и иранской подготовке к ядерной, химической и биологической войне – причем информацию, которую США должны были по взаимному договору передавать Израилю – Поллард начал передавать эту информацию Израилю. Он был раскрыт, арестован и обвинен по одному пункту – передача секретной информации союзнику без намерения нанести ущерб США. Когда он согласился на внесудебное соглашение, Каспар Вайнбергер подготовил секретный меморандум для выносившего приговор судьи. В результате этого двуличного поведения Вайнбергера судья вынес Полларду приговор к пожизненному заключению.

В 1997 г. я стал работать с Советом Молодого Израиля. К этому времени исполнительный  вице-президент этой организации, Рав Песах Лернер, уже был по уши занят усилиями по освобождению Полларда.

В это время Йонатан не мог звонить в офис Молодого Израиля потому что там был коммутатор, а ему разрешалось звонить только на прямую линию. Поэтому специально для Йонатана была установлена отдельная прямая линия. Много раз во время разговора со мной Рав Лернер прерывал разговор на полуслове, говоря: «Йонатан звонит. Пока!».

Став президентом Молодого Израиля в 2001 г., Стивен Мостофски нанес Йонатану первый визит в тюрьму. «Эта встреча оставила во мне неизгладимое впечатление», говорит он и начинает подробно рассказывать о всех ограничениях и несправедливостях, которые испытывает Йонатан в тюрьме. Этот рассказ основан на многочисленных визитах, которые последовали за первым, потому что посещения Йонатана Полларда в тюрьме стали частью жизни Стивена Мостофского, несмотря на всю его занятость, профессиональную и семейную (у него дети и внуки, которым нужно уделять время и внимание).

«Хотя его (Полларда) содержат в тюрьме Батнер в Северной Каролине – тюрьме среднего уровня строгости режима – впечатление при посещении тюрьмы совсем другое. Только чтобы войти, нам пришлось оставить охранникам все наши портмоне и почти все содержимое карманов. Я страдаю астмой. При большинстве  посещений мой ингалятор отбирают, и он находится в руках постоянно сидящего при нас охранника. Одно количество бетона и колючей проволоки производит жуткое впечатление».

Во время первого визита Мостофски встретил там жену Йонатана, Эстер. Он спросил офицера разведки ВМФ, который сидит почти при всех посещениях и слушает, о чем говорят, что, по его мнению, помогает Полларду выжить, и тот ответил, не задумываясь, что это только отношения между Йонатаном и Эстер.

«Когда я впервые встретил Йонатана, меня потряс тот факт, что Йонатан – очень тонкий и интеллигентный человек. А вскоре я понял, что его вера (Мостофски говорит на иврите – «эмуна») глубже, чем у всех, кого я знаю».

Мостофски рассказывает то, что он тогда узнал от Йонатана о тех мучениях, которым его подвергли после ареста. На протяжении полутора лет его держали совершенно голым и без очков в отделении для умалишенных и больных СПИДом. На протяжении всего этого времени он отказывался мыться в ванне, боясь заразиться СПИДом от других заключенных. Каждый месяц приходил кто-то из Вашингтона, Йонатана заворачивали в полотенце и сажали за стол. Представитель правительства клал перед ним список имен американских еврейских лидеров и карандаш. Йонатану говорилось, что если он отметит имена тех, кто шпионил на Израиль, его переведут в нормальные тюремные условия. «Он сказал нам, что это укрепило в нём решимость не идти на компромиссы и служить Богу, говоря только правду», рассказывает Мостофски.

Готовясь к разговору с Мостофским, я думала, что он будет больше говорить о себе. Но его рассказ – о Йонатане, о его страданиях: «Поллард описал свою жизнь в тюрьме. Он сравнил её с жизнью евреев в Египте. Надсмотрщики бывают плохие и хорошие, сказал он, но система в целом продумана для того, что сокрушить надежду человека на освобождение. Тюремная система – это система «моральной деградации», нацеленная на превращение жизни в ад. Какофония шума 24  часа в сутки. Йонатан рассказал, что старается жить в стране грёз, «строя фабрики» в голове и думая о своей жене».

Мостофски, адвокат, который верил в справедливость системы правосудия, был потрясён тем, что Поллард, религиозный еврей, не может соблюдать предписаний своей религии, что вполне доступно заключенным в штатных тюрьмах. Поллард не ест некошерной пищи, но пища, которая подаётся в тюремной столовой, зачастую несъедобна и, конечно, некошерна. Мостофски узнал, что Йонатан питается редкими кошерными продуктами, которые можно купить в тюремном ларьке на деньги, которые посылают ему чужие люди. Это позволяет ему покупать консервы туны, сардины и тому подобную еду по вздутым ценам. Йонатан носит ермолку в тюрьме, но молитва в миньяне, ношение талеса, тфилин (филактерии), и даже молитвенник – это для него недоступная роскошь. Посылаемые ему еврейские книги часто не доходят до него, а те, что доходят, передают в тюремную библиотеку, откуда они быстро исчезают.

Мостофски рассказал, как его потрясла рассказанная Йонатаном история о том, как он заказал ермолку, но она все не доходила до него. Потом тюремный имам сказал ему забрать деньги обратно, потому что ермолку он все равно не получит. Тогда Мостофски предложил, что он свяжется со своим сенатором и попробует организовать, чтобы каждый член Сената послал Йонатану по ермолке. Но Эстер попросила этого не делать, потому что это отлилось бы потому Йонатану еще более суровым обращением со стороны охранников.

Два года назад в канун праздника Песах Молодой Израиль в лице Мостофского и р. Лернера обратились к конгрессмену Эрику Кантору и теперь уже бывшему конгрессмену Энтони Вайнеру в надежде обеспечить Йонатану достаточно кошерной еды, чтобы ее хватило на пасхальную неделю, потому что обычно на протяжении праздничной недели он просто голодает.

«Я не поверил бы, что такое может происходить в Америке, но я видел всё это своими глазами», говорит Мостофски.

Ещё больше потряс Стивена при первом визите тот факт, что большинство людей вокруг, похоже, мало заботят страдания Полларда. К счастью, в последнее время это изменилось. И немалую роль сыграли в этом усилия Стивена Мостофского.

«В какой-то момент, — рассказывает он, — мы решили просить людей думать о Йонатане, когда в молитве «шмонэ-эсре» благодарят Всевышнего, «освобождающего узников». Затем организовали кампанию звонков в Белый дом. Честно могу сказать, что никогда больше не видел такого объединяющего усилия американских евреев, которые звонили у нудили президенту день и ночь, требуя амнистии для Полларда. К сожалению, это не сработало, но я знаю людей, которые всё ещё звонят в Белый дом ежедневно».

За годы общения с Йонатаном и Эстер, между ними сложилась тесная дружба, хотя общение с Эстер больше происходит через компьютер, а визиты к Йонатану, считает Стивен, всё-таки недостаточно часты. Он сопровождал на визиты к Йонатану в тюрьму Главного раввина Израиля Йону Мецгера, американских раввинов, других активистов и даже пастора Джона Хейги.

Судьба Йонатана стала для Стивена личным делом, а его страдания – личными страданиями.

«Каждый раз, когда мы думаем, что есть луч надежды, кажется, будто кто-то блокирует этот свет, — говорит он. – Но, несмотря на это, даже если  посещения Йонатана не выводят его на свободу, они меняют каждого, кто с ним встречается. Он необыкновенный человек. Его вера в Бога потрясает, а его любовь к Эстер, как и её любовь к нему, поражает.

Я всегда говорю людям, что Поллард – это ходячий «сефере мусар» (книга этики). Этот человек излучает веру в Бога независимо от условий, в которых находится. Хотя пробыв там 5 минут, кажется, трудно сохранить веру».

И, тем не менее, Стивен Мостофски не теряет надежды на освобождение Полларда. И – на американскую справедливость.

«Америка – страна справедливости, — говорит он. – Но даже лучшие совершают ошибки».

Он ссылается на «Записки федералиста», где сказано, что право президентского помилования неотделимо от президентского права прекращать войну, и объясняется, что даже «мятежникам» президент может вынести  помилование без всякого одобрения от кого бы то ни было. И теперь давно пора сделать это для Полларда – когда даже бывший директор ЦРУ и бывшие госсекретари требуют его освобождения, и когда бывший помощник Каспара Вайнбергера говорит, что его босс обеспечил Полларду пожизненное заключение, просто потому что был антисемитом.

Мостофски считает немыслимым, чтобы президент США не помиловал человека, который более чем отслужил свой срок и не представляет никакой опасности для Америки.

Как и федеральный судья Вильямс, который после вынесения Полларду приговора сказал, что это было «фундаментальное нарушение правосудия», будущий судья Мостофски считает, что Поллард должен быть освобожден, иначе его история навсегда останется позорным пятном на американской системе правосудия.

Вот за такого судью могут проголосовать в четверг 13 сентября жители Боро-Парка, Кенсингтона, Бенсохерста, Бэт Бич и др.

«Служение обществу определило мою жизнь, — говорит Мостофски, — На протяжении многих лет это было моей мечтой – быть судьей и объединять мою любовь к справедливости и к закону, служа людям».

Статья опубликована на сайте газеты “Еврейский мир” http://evreimir.com/80874/" href="http://evreimir.com/80874/" class="style_7">http://evreimir.com/80874/активист-за-освобождение-полларда-ба/