О ПРЕЗИДЕНТСКОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ

24.12.2015


Элеонора Шифрин




По традиции предрождественский период – время президентских помилований. В минувшие годы нынешний президент предоставлял помилования и сокращения сроков заключения очень скупо. Однако нынешний стал исключением: за этот год – который назвали годом особого внимания к вопросам уголовного права – Обама помиловал 165 заключенных.

Основная масса счастливчиков получили свои сроки за преступления, связанные с наркотиками. 40 из них отбывали пожизненное заключение, большинство – за кокаин.

Особое сочувствие к мучениям заключенных выразилось в том, что Барак Обама стал первым президентом, посетившим федеральную тюрьму. Тогда же, в июле 2015 г., президент поддержал инициативу Конгресса о сокращении населения федеральных тюрем посредством сокращения сроков за преступления, связанные с наркотиками.

«Глядя на людей, совершивших ненасильственные преступления, в большинстве выросших в среде, где наркотики используются повсеместно, где многие члены семьи связаны с наркоторговлей, мы должны заново обдумать – являются ли 20-, 30-летние или даже пожизненные сроки за ненасильственные преступления оптимальным способом решения этой проблемы», – сказал президент.

Главным приоритетом этого года  администрация Обамы  объявила проблему героина и опиума, в некоторых штатах принявшую масштабы эпидемии. Очевидно, оптимальным способом борьбы нынешний президент считает  выпуск на свободу тех, кто «заработал» на этом поприще наиболее крупные сроки, совершив наиболее серьезные преступления.

В целом Обама предпочитает полному помилованию сокращения сроков. Сокращение укорачивает срок заключения, а помилование вычеркивает человека из федеральных списков преступников. Помилованный преступник полностью восстанавливается в правах, он может голосовать, владеть оружием и устраиваться на работу без помех, связанных с преступным прошлым.

Обама предоставил значительно меньше помилований, чем его предшественники: за все семь лет в Белом доме всего 66 человек. Для сравнения: Дж. Буш-младший за восемь лет помиловал 189 заключенных, а Билл Клинтон – около 400.

Клинтон «отличился» тем, что накануне завершения каденции помиловал сбежавшего от американского правосудия миллиардера Марка Рича, находившегося под судом за уклонение от уплаты налогов, а также 14 нераскаявшихся пуэрториканских террористов из организации FALN, сидевших в федеральных тюрьмах за теракты с множеством жертв, среди которых были и полицейские.

Рич «заслужил» помилование своими щедрыми пожертвованиями в кассу Демократической партии и в избирательную кампанию Клинтона. Что же до террористов FALN, для их помилования были другие, но тоже электоральные причины. Хотя против их освобождения резко возражали все правоохранительные органы США, и хотя они вместо раскаяния нагло заявляли, что по выходе из тюрьмы продолжат свою деятельность, их освобождение должно было настроить в пользу Клинтона пуэрториканских иммигрантов. А те, в свою очередь, были нужны по той причине, что Хиллари Клинтон собиралась баллотироваться в Сенат от штата Нью-Йорк, где концентрация пуэрториканских избирателей очень велика.

Поскольку наступающий год будет годом президентских выборов, нетрудно догадаться, что благосклонное отношение президента-демократа к представителям многочисленного сообщества наркоманов и наркоторговцев будет способствовать их ответной благосклонности к демократическому кандидату, которым будет все та же знакомая нам Хиллари Клинтон.

***

Среди тех, кого помилование – как и все предыдущие три десятка лет – не коснулось, остался израильский агент Йонатан Поллард. Его преступление не связано с наркотиками, и он не представляет многочисленную общину, которую нужно было бы задабривать перед выборами. Еврейская община, каковой бы ни была президентская политика по отношению к евреям и к еврейскому государству, все равно проголосует в своем большинстве за демократов. На евреев не действуют изменения в партийных приоритетах и тот факт, что Демократическая партия превратилась в откровенно антиизраильскую, в то время как республиканцы по всем вопросам поддерживают Израиль и его право на существование. Евреям хоть кол на голове теши – они будут голосовать за Демпартию, что бы ни произошло.

Между тем, Поллард, приговоренный к пожизненному заключению за передачу Израилю информации, жизненно важной для защиты от арабских врагов, амнистии не дождался. Он получил условно-досрочное освобождение (УДО) в соответствии с законом после отбытия 2/3 срока и вышел на свободу день в день после 30 лет заключения – 21 ноября 2015 г. Однако свободой это назвать трудно. Предписанные ему условия УДО таковы, что было бы вернее назвать это переводом под домашний арест.

Он не только не может выехать в Израиль в течение пяти лет. В обозримом будущем он должен находиться в своей крохотной квартирке с 7 вечера до 7 утра, не имея возможности ни ходить в синагогу  в будни, шаббат и праздники, ни принимать приглашения друзей на шаббатную или праздничную трапезу. Плюс к этому он не может  удаляться более чем на 1 милю от своего жилья. Он должен постоянно, не снимая, носить GPS-монитор, отслеживающий ежеминутно его местонахождение и требующий подзарядки в течение суток (не исключая шаббата). Все телефоны и компьютеры, к которым он будет иметь доступ, будут контролироваться государством. Это фактически лишает его возможности трудоустройства, так как ни одна уважающая себя фирма не согласится на такой контроль. Так, инвестиционная фирма, перед освобождением пригласившая Полларда на должность аналитика в соответствии с его специальностью, отказалась от его услуг, узнав о предстоящем контроле над ее компьютерами.

В связи со всем этим Поллард был вынужден подать иск против федерального правительства с просьбой о снятии таких жестоких и неоправданных ограничений. Слушание по этому иску состоялось 14 декабря в Нью-Йорке.

В иске заявлен протест против запрета покидать квартиру с 7 часов вечера до 7 часов утра, необходимости постоянно носить монитор GPS, а также против правительственного контроля над всеми компьютерами, к которым Поллард будет иметь доступ.

Как уже отмечалось, первые два условия лишают религиозного еврея Полларда возможности соблюдать шаббат и еврейские праздники, так как монитор требует обязательной подзарядки в течение суток, в то время как шаббат длится 25 часов, а многие праздники – от 48 до 73 часов. Третье условие – контроль над компьютерами – лишает освобожденного из тюрьмы узника возможности трудоустройства, так как  с компьютерами сегодня связана практически любая офисная работа. Едва ли кто-то может ожидать от 60-летнего больного человека с университетским образованием, что он станет искать трудоустройства в качестве чернорабочего.

Иск рассматривала федеральный судья по Южному округу Нью-Йорка Кэтрин Форест. Она задала вопрос представителю государства, чем оправдывает Комиссия по освобождениям такие необычно строгие ограничения. «Нынешние данные недостаточны, чтобы их оправдать», – сказала судья Форест, добавив при этом, что она не сможет вынести определенное решение по иску до тех пор, пока не получит ответа на свой вопрос.

Судья также сказала, что эти ограничения в значительной степени зависят от того, является ли Поллард до сих пор носителем секретной информации, разглашение которой могло бы представлять угрозу безопасности Америки. Поэтому она потребовала от представителя Комиссии по освобождениям четкого ответа на этот вопрос.

В ответ помощник государственного прокурора Ребекка Тинио, представлявшая на слушании государство, сделала совершенно абсурдное заявление: «Большинство информации, которую Поллард передал Израилю 30 лет назад, все еще является сверхсекретной, и ее разглашение может «нанести тяжелый урон национальной безопасности». При этом Тинио никак не коснулась того факта, что при принятии решения об УДО Комиссия определила, что нет разумных оснований  опасаться, что Поллард вернется к преступной деятельности.

Она также не ответила на аргумент адвокатов Полларда, что даже если сделать абсурдное допущение, что информация 30-летней давности может сегодня представлять для кого-то интерес, каким образом круглосуточный монитор и запрет на выход из квартиры в течение вечера и ночи может помешать Полларду передать эту информацию кому-то днем?

К иску были приобщены свидетельства бывшего помощника Советника по национальной безопасности Роберта МакФарлэйна и бывшего главы сенатской комиссии по безопасности Денниса ДиКончини. Оба хорошо знакомы с деталями дела и утверждают, что информация, к которой Поллард имел доступ в рамках своей работы, «не имеет сегодня никакой ценности для кого бы то ни было».

Тем не менее, судья Форест заявила, что не может снять наложенные на Полларда ограничения до тех пор, пока не получит доказательный ответ государства на вопрос о ценности имеющейся у Полларда информации.

Дата следующего слушания пока не назначена.

Помилованные наркоторговцы могут уже завтра беспрепятственно возвращаться к своей привычной деятельности. Поллард же остается под домашним арестом.


Источник: http://7days.us/o-prezidentskoj-spravedlivosti/ 


Смотрите также: “По иску Йонатана Полларда решение не вынесено”, “Слушание по иску Полларда”