ИГРА В ПЕРЕГОВОРЫ


Элеонора Шифрин, Иерусалим


7 апреля 2014 г.


В последние дни меня то и дело спрашивают, в самом ли деле американцы были всерьез готовы освободить Йонатана Полларда, не было ли это пустой болтовней, как множество раз до этого. Данная статья не только отвечает на этот вопрос, но и объясняет, каким образом, по моему мнению, именно серьезность американских намерений в отношении Полларда окончательно сорвала сделку, которой так добивался Джон Керри. При этом нужно отделять известные из СМИ факты от их интерпретации.


Хочу сразу отметить, что личная заинтересованность Керри в успехе переговоров, по сути, превратила Америку из "беспристрастного посредника" в третью сторону, а переговоры - в трехсторонние.


О том, что переговоры между Израилем и ПА окончательно сорвались, было объявлено в четверг, 3 апреля. Они завершились взаимными угрозами сторон, которые представляли Саиб Арикат и Ципи Ливни, девять часов подряд ругавшиеся под надзором американского представителя Мартина Индика. Арикат угрожал обращением ПА еще в сотни ооновских агентств и в Международный Уголовный суд (который власти над Израилем не имеет). Ливни от имени Израиля угрожала расширением строительства в Иудее и Самарии и прочими вполне практическими санкциями.


То, что переговоры сорвались, стало понятно из того, что Керри даже не вернулся в Израиль для встречи с Абу-Мазеном, хотя перед отлетом в США за три дня до этого заявил о своем намерении прилететь именно для этой встречи. Улетел же он сразу после ночной беседы с премьер-министром Нетаниягу, в которой предложил освобождение Полларда, если Израиль согласится на освобождение не только уже обещанной четвертой партии головорезов, но и еще тысячи, которую теперь потребовала ПА. Нетаниягу согласился на 400, и Керри улетел в Америку за получением согласия президента на освобождение Полларда. О том, что это обсуждалось вполне серьезно, свидетельствует тот факт, что тюремные власти получили указание провести заседание комиссии по досрочным освобождениям с участием Полларда. Как стало известно из сообщений СМИ, Йонатан отказался от участия в этом заседании. Это соответствует его неизменной позиции на протяжении всех лет - он категорически против обретения им свободы в обмен на освобождение убийц евреев.


Ничего подобного за все 29 лет его заключения не наблюдалось, хотя на протяжении всех этих лет смутные обещания его освобождения слышались из уст израильских руководителей во всех случаях, когда они собирались пойти на те или иные уступки арабам под давлением американской администрации или даже без такого давления.


Уже с 2004 года не является секретом (хотя предположения такие высказывались и раньше), что американцы держат израильского агента в качестве заложника для оказания давления на Израиль в процессе переговоров об окончательном урегулировании. Об этом открыто сообщил Деннис Росс, бывший спецпосланником президента Клинтона на Ближнем Востоке в конце 1990-х. Поэтому до сих пор на все просьбы и обращения как израильских представителей, так и американских поборников справедливости и законности президент Обама (как и его предшественники) отвечал либо молчанием, либо пустыми фразами его чиновников.


В нынешнем случае сложилась исключительная ситуация: госсекретарь Керри настолько отчаялся довести переговоры до какого-нибудь соглашения, что решил использовать эту "дорогостоящую карту" (выражение Денниса Росса) уже сейчас. Об отчаянии Керри свидетельствует допущенная им в высшей степени недипломатичная фраза: "Я добьюсь освобождения заключенных, даже если мне придется взломать двери тюрем своими руками!" Как это часто бывает с политическими "ляпами", эта фраза прозвучала в СМИ всего один раз. А сразу вслед за этим Керри выступил с предложением об освобождении Полларда.


Для ПА поводом (подчеркиваю - поводом, а не причиной, о которой ниже) для срыва переговоров явился отказ Израиля освободить четвертую партию арабских террористов, что было запланировано на пятницу, 28 марта. Ухватившись за эту возможность выставить Израиль виновным в нарушении договоренностей, Абу-Мазен заявил, что разговаривать больше не о чем и подписал заявления о вступлении ПА в 15 ооновских агентств.


Тем самым Абу-Мазен дал Израилю формальный повод отказаться от дальнейших переговоров, так как Нетаниягу изначально согласился на их возобновление именно ради того, чтобы предотвратить обращение ПА в международные организации с просьбой о признании ПА независимым государством. Ради этого Нетаниягу и принял требование об освобождении террористов. Это было израильской частью "шагов по созданию взаимного доверия", в то время как "шаги" ПА заключались в обещании пока что не обращаться в ООН.


Это явное несоответствие - необратимое освобождение террористов в ответ на условное обещание, которое можно в любой момент нарушить - вызвало споры в израильском правительстве. Было решено, что освобождение каждой из четырех партий террористов потребует отдельного одобрения правительством Израиля. Четвертая партия изначально вызвала массу протестов, так как в ней были названы террористы из числа арабов-израильских граждан, осужденных израильским судом за свои преступления в соответствии с законом страны. Их освобождение по требованию третьей стороны означало бы создание прецедента. Кроме того, в эту партию входили самые кровавые из арабских террористов, осужденные на многочисленные пожизненные сроки: бывший глава "Танзима" Маруан Баргути, убийца министра израильского правительства Рехаваама Зеэви Ахмад Саадат и ряд других монстров.


Вопрос о возможности освобождения этой четвертой партии остро встал за месяц до запланированного срока окончания переговоров (конец апреля), когда Джон Керри заговорил о необходимости продлить переговорный процесс на такой срок, какой потребуется для достижения соглашения. На это Абу-Мазен согласен не был, так как изначально согласился на переговоры исключительно ради освобождения арабских заключенных - политического козыря, который укрепил бы его личные позиции в ПА.


Здесь следует напомнить, что давно пересидевший свой законный срок в кресле президента Абу-Мазен находится постоянно перед страшной дилеммой. С одной стороны, его "умеренность" - в сравнении с непреклонным ХАМАСом - выражающаяся в готовности вести переговоры с "оккупантами", грозит ему потерей власти в случае выборов. Все опросы среди арабов ПА показывают, что электоральная победа досталась бы ХАМАСу, случись выборы сегодня. Это вынуждает Абу-Мазена "показывать зубы", требуя от Израиля освобождения самых кровавых преступников – причем, принадлежащих не только к ФАТХу, но и к ХАМАСу, и к НФОП и другим террористическим группировкам.


Однако, требуя освобождения Маруана Баргути, Абу-Мазен блефует, так как на самом деле смертельно боится, что его требование будет выполнено. Ведь ни для кого не секрет, что именно Баргути - в случае освобождения – станет главным претендентом на должность главы ПА, а, значит, именно его освобождение крайне нежелательно для Абу-Мазена.


Аналогичная дилемма стоит и перед израильским правительством, глава которого Биньямин Нетаниягу создал себе ловушку, объявив в печально знаменитой Бар-Иланской речи о стремлении к созданию "палестинского государства" в Иудее и Самарии. На самом деле это заявление было сделано им исключительно ради того, чтобы показать себя всему миру "умеренным лидером", а не "экстремистом", каким его изображали международные и израильские СМИ. Нетаниягу не настолько глуп, чтобы не понимать, что создание еще одного арабского государства практически на территории Израиля нанесет смертельный удар по безопасности страны и приведет к рекам крови и бесчисленным жертвам среди населения не только Израиля, но и планируемого арабского государства. (Не менее важно то, что будет создан исторический прецедент возникновения нееврейского государства в Эрец Исраэль. Хотя как раз этому Нетаниягу, возможно, и не придает большого значения).


Так или иначе, заявив, что он стремится к созданию "палестинского государства", Нетаниягу вынужден теперь хотя бы делать вид, что способствует достижению этой цели. Считается, что в противном случае будут полностью испорчены отношения с Америкой - "нашим единственным союзником".


Нетаниягу думал, что обезопасил себя требованием к ПА официально признать Израиль еврейским государством, понимая, что этого Абу-Мазен сделать не может. Он не предполагал, что госсекретарь США встанет в этом вопросе на сторону арабов.


Не имея возможности отказаться от переговоров, Нетаниягу вынужден - для того, чтобы было с кем вести переговоры, - делать все возможное для сохранения у власти Абу-Мазена - "умеренного палестинского лидера". Ради этого Израиль и идет время от времени на требования этого сомнительного "партнера" - для укрепления его авторитета в ПА. Но Нетаниягу понимает не хуже Абу-Мазена, что освобождение Баргути приведет не только к падению Абу-Мазена, но и к ужесточению позиции ПА и, возможно, к очередной войне.


Таким образом, отказываясь освобождать Баргути (и других убийц заодно с ним), Израиль, с одной стороны, спасает Абу-Мазена, а с другой - дает ему повод отказаться от переговоров и отправиться в ООН.


Нетаниягу знает не хуже самого Абу-Мазена, что обращением в ООН власти автономии не добьются создания своего государства: решения ООН не создают государств. (Резолюция о разделе Палестины, принятая ООН 29 ноября 1947 г., носила исключительно рекомендательный характер. Она не создала государство Израиль. Его создали евреи, которые этой резолюцией воспользовались. Арабы от предоставленного им аналогичного шанса тогда отказались. Позднее они одумались, но, как говорится, поезд уже ушел).


Но обращение в ООН дает Абу-Мазену международную легитимацию, продолжение финансовых вливаний от врагов Израиля и укрепление его власти в ПА. Это надолго отодвигает страшный для Абу-Мазена момент, когда ему предложат подписать какое-то соглашение об окончательном урегулировании и превращении ПА в независимое государство. Абу Мазен знает, что ничего подобного он подписать не может, так как это будет означать смертный приговор для него самого. Ведь для тех, кто его поддерживает в борьбе за создание государства, именно борьба является целью, а вовсе не создание еще одного государства на территории части Палестины. Здесь и Лига Арабских государств, и Сирия, и Саудовская Аравия, и Египет и многие другие. Все они рассматривают борьбу за создание "палестинского государства" как средство уничтожения Израиля посредством "мирных" переговоров и постепенного урезания Израиля вплоть до возвращения всей Палестины под власть ислама.


Таким образом, сложилась ситуация, когда обе стороны заинтересованы больше в продолжении процесса растягивания резины, чем в достижении реального соглашения.


Переговоры, запланированные на девять месяцев, начались в июле 2013 года по инициативе и под нажимом американского госсекретаря Джона Керри, который надеялся за девять месяцев достичь окончательного урегулирования "конфликта". Этот навеянный политическими амбициями и совершенно беспочвенный оптимизм был вызван полным непониманием сути "конфликта" главой американского внешнеполитического ведомства.


Статус посредника давал Керри формальное право оказывать на переговаривающиеся стороны давление и предъявлять им требования. Однако, понимая, что требования к арабам чреваты тем, что они просто покинут стол переговоров, все свои требования уступок Керри предъявлял только к Израилю, не гнушаясь даже угрозами, граничившими порой с провокацией. Так, например, публичное заявление о том, что если Израиль не использует нынешние переговоры для подписания соглашения, то он получит "третью интифаду", иначе как провокацией назвать нельзя, так как оно заранее давало арабам легитимацию для начала новой волны террора в случае срыва переговоров.


Что же толкало американского госсекретаря на такое недипломатичное поведение?




Керри вступил в должность госсекретаря второй администрации президента Барака Обамы к тому времени, когда его босс и предшественница Керри в Госдепе Хиллари Клинтон уже успели полностью провалить американскую внешнюю политику, превратив когда-то мощную державу в объект насмешек во всем мире, послов которой можно безнаказанно насиловать и убивать. "Арабская весна", которую горячо приветствовал и активно поддерживал Обама, привела к падению всех проамериканских диктаторов в арабских странах и полной потере Америкой всех ее ближневосточных союзников. Нескрываемая поддержка суннитских террористов ("Мусульманских братьев", «Аль-Каиды» и их различных ответвлений) в борьбе с шиитами привела к полной дестабилизации Ближнего Востока. В расчете на обещанную американскую помощь суннитские террористы наводнили Сирию, воспользовавшись начавшейся там гражданской войной. Результатом стали сотни тысяч погибших и раненых, умерших от голода и холода или оставшихся бездомными сирийских мирных жителей. К тому времени, когда Керри вступил в должность, Обама сообразил, что переломить шиитскую ось Иран-Сирия-«Хизбалла» руками сунннитских террористов не удалось, и поручил новому госсекретарю продумать новую линию в отношении Ирана.


"Новую линию" подсказала не только "тактика улыбок", примененная новым иранским президентом Рухани, но и родственные связи Керри с Ираном (его дочь вышла замуж за американца иранского происхождения с тесными связями в высших иранских кругах). И Керри решил: хватит размахивать кнутом, лучше перейти к пряникам и сесть за стол переговоров, пообещав Ирану, что военного удара не будет ни со стороны США, ни со стороны Израиля. Всему миру стало ясно, что Америка с ее «новой линией» превратилась в "бумажного тигра".


Но американские граждане не любят, когда в мире над ними смеются: у них на рудиментарном уровне еще сохранилось национальное достоинство, они любят выбирать на ответственные должности героев и не любят неудачников. Между тем до выборов времени осталось не так уж много: в конце нынешнего года промежуточные выборы в Конгресс, в результате которых Демпартия может потерять большинство в Сенате, а там не за горами и очередная президентская кампания, в которой Керри надеется снова - после неудачи в 2004 г. - попробовать свои силы. Но для того, чтобы получить демократическую номинацию, он должен продемонстрировать хоть какие-то внешнеполитические достижения, которые затмят собой все провалы первой администрации Обамы.


По сути, это борьба с Хиллари Клинтон, которая также будет претендовать на демократическую номинацию, и Керри необходимо показать, что, несмотря на ее многочисленные позорные провалы, он сумел вывести внешнюю политику США на успешный путь.


Когда-то Билл Клинтон устроил саммит в Уай-плантейшн, чтобы отвлечь внимание от грозившего ему импичментом сексуального скандала с Моникой подписанием еще одного израильско-"палестинского" соглашения. Джон Керри решил повторить успех однопартийца и выдавить из Израиля очередные уступки ради ублажения ПА и подписания соглашения. Ради этой "великой" цели даже освобождение израильского агента из американской тюрьмы не казалось Керри слишком высокой ценой.


Но переговаривающиеся стороны его подвели. Не обладая необходимыми знаниями и не учитывая истинных интересов Израиля и ПА, рассчитывая лишь на их податливость под его давлением, Керри перестарался.


Обращение ПА в ООН не должно вызывать у кого-то удивление, если прислушаться к тому, что говорят ее лидеры "в своем кругу". Еще две недели назад Ахмад Ассаф, пресс-атташе возглавляемого Абу-Мазеном ФАТХа, сказал на официальном телевидении ПА: «Наше членство в ООН - тоже оружие. И это важная карта. Это оружие у нас в кармане. Я не использую его в первый день. Я не сказал сразу по получении членства в ООН, что хочу обратиться в Международный Уголовный суд. Нет. Мы размахиваем этим оружием уже два года. Мы добились освобождения заключенных путем шантажа (Израиля), в кавычках конечно, и мы заняли важное положение благодаря этой карте, которой мы размахиваем".


Очевидно, это и было изначальным планом ПА: добиться от Израиля необратимых уступок – таких, как освобождение террористов из израильских тюрем, а затем отправиться в ООН и Международный Уголовный суд добиваться изоляции и преследования Израиля и уголовных санкций против его военных и политических лидеров. Такова тактика арабского торга.


Йонатана Полларда в очередной раз попытались подло использовать. Но в этот раз его освобождение казалось как никогда близким. Если бы это произошло, это было бы прямым выигрышем для Израиля, так как американская администрация лишилась бы возможности дальнейшего шантажа против Израиля.


* * *


В последний момент перед отправкой этой статьи в печать прозвучала звонкая оплеуха, которой наградил своего верного раба нынешний обитатель Белого дома. Барак Обама заявил, что его администрация продолжит усилия по достижению мира на Ближнем Востоке, но вот госсекретарь Керри, по мнению президента, "свои возможности в этом районе исчерпал". Поэтому Джону Керри дано четкое указание заняться чем-нибудь другим, но на Ближний Восток больше не ездить. Похоже, что список потенциальных претендентов на демократическую номинацию укоротился на одно имя...


Источник: http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=7012