“КАЗУС ПОЛЛАРДА” ДЛЯ НЕТАНИЯГУ


Элеонора Шифрин, Иерусалим



Судя по сообщениям СМИ, в Америке поднимается волна антисемитизма. Там осквернили еврейское кладбище, разрушив сотни надгробий российских иммигрантов конца 19 века. Тут напали на синагогу, а еще несколько синагог получили телефонные звонки с угрозами. Подверглись нападениям еврейские студенты в университетском кампусе... Возмутительный список можно было бы долго продолжать. Но важно отметить, что ничего нового в этом перечне нет. Антисемитизм в Америке, проявившись впервые в конце 19 - начале 20 вв., никогда с тех пор не иссякал и лишь усиливался волнообразно, когда нужно было свалить на кого-то вину за те или иные неурядицы или страхи. Или когда чернокожие американцы хотят выразить евреям "благодарность" за их многолетнюю борьбу за расовое равноправие. Обычная для евреев в странах диаспоры роль "козла отпущения". Я писала подробно об этом в 494-м номере «МЗ» в статье "Adolf Hitler Street в Америке".


Для примера можно привести инцидент относительно, по историческим меркам, недавний. 19 августа 1991 г. один из водителей в автомобильной процессии Любавичского Ребе потерял контроль над своей машиной и сбил чернокожего ребенка, 7-летнего Гэвина Като. Черные беспорядки вспыхнули немедленно. Как писал историк Эдвард Шапиро, на протяжении трех дней "банды молодых чернокожих" (тогда термин "афроамериканцы" еще не применялся) носились по району, нападая на евреев. Не прошло и нескольких часов после ДТП с трагическим исходом, как был зарезан на улице 29-летний студент иешивы Янкель Розенбаум – зарезан под крики окружившей его чернокожей толпы "Убивайте евреев!". Шапиро назвал эти волнения "самым серьезным антисемитским инцидентом в американской истории". Однако признавать антисемитскую черную подоплеку этого убийства не хотели. В первую очередь, не хотели сами евреи. Что очень ярко отражает неспособность американских евреев видеть и адекватно оценивать факты.


Таким образом, в нынешних событиях ничего нового как будто бы нет. Но один момент, безусловно, их отличает. Это тот почти радостный захлеб, с которым говорят о каждом инциденте радио- и телекомментаторы, приписывая вину за нынешний всплеск грязной волны президенту Трампу и выискивая доказательства если не его личного антисемитизма, то хотя бы антисемитов среди членов его администрации.


Правда, если разобраться, то и это не новость. Традиционно поддерживая все левые и радикально-революционные движения, стремящиеся изменить основы американского общества и перечеркнуть Конституцию, американские евреи впадают в истерику "страдальцев от антисемитизма" всякий раз, когда на их пути встают консервативные силы, защищающие Конституцию и созданное на ее принципах общество. Эти левые евреи неизменно поддерживают Демократическую партию, старательно закрывая глаза на то, что и сама эта партия постепенно превратилась в радикальное движение, трансформирующее Америку и нескрываемо антисемитское. Неслучайно перед последними выборами ее руководство полностью отказалось от поддержки еврейского государства в арабо-израильском конфликте. И совсем не случайно на роль ее следующего председателя выдвинут радикальный черный исламист Кейт Эллисон, призывающий к импичменту Трампа.


Однако эти перемены не заставили большинство евреев Демпартии выйти из нее в знак протеста. Вместо этого, продолжая "колебаться вместе с линией партии", они тоже отказались от поддержки Израиля и даже поддерживают кандидатуру Кейта Эллисона. Яркий пример - нью-йоркский сенатор-демократ Чарльз Шумер.


Поддерживая эту партию и ее идеологию, левые евреи выступают не как евреи и вовсе не в защиту еврейских интересов. Как в 60-е годы прошлого века, шагая в первых рядах борцов за равноправие черных, они стремились, прежде всего, показать, что они относятся к равноправному белому большинству, а свое еврейство использовали как щит против любых идеологических атак на их движение. (Точно как освобожденные от "расовых оков" чернокожие американцы, наиболее ярко представляемые сегодня движением Black Lives Matter, позволяют себе любые бесчинства против белых, прикрываясь при этом обвинениями полиции в том, что она их дискриминирует, потому что они черные).


Это подтверждается тем фактом, что антисемитские проявления со стороны политиков-демократов никаких протестов со стороны представителей организованного американского еврейства не вызывают.


Недавний пример - поведение сенатора Менендеса в ходе слушания по утверждению кандидатуры ортодоксального еврея Дэвида Фридмана на должность посла США в Израиле.


Нельзя сказать, что другие сенаторы-демократы промолчали и не высказали своих возражений против кандидатуры Фридмана. Возражений, основанных на том, что адвокат Фридман не стесняется открыто заявлять о своей поддержке Израиля и, в отличие от своих предшественников в должности посла, не обусловливает свою поддержку еврейского государства готовностью Израиля на территориальные и прочие уступки требованиям ООП. Эта позиция сделала Фридмана объектом резкой критики со стороны законодателей-демократов. Однако все они держались в рамках легитимной дискуссии. Пользуясь поддержкой либеральных еврейских организаций, настаивающих на том, что можно заявлять о поддержке Израиля и при этом финансировать деньгами американских налогоплательщиков палестинских террористов, эти сенаторы проводят соответствующую политическую линию по отношению к Израилю, категорически отличную от той, что развивает администрация президента Трампа. Это пусть абсурдная, но все же легитимная позиция.


Никто из сенаторов-демократов не зашел в своей критике так далеко, как Роберт Менендес , поднявший самый больной для американских евреев вопрос - вопрос о двойной лояльности. Отметив, что Фридман "страстно поддерживает Израиль", Менендес попросил его доказать сенаторам, что его лояльность и преданность принадлежат Америке, а не Израилю.


Этот сенатор хорошо понимал, что он делает. Представляя Нью-Джерси - штат с очень высоким процентом еврейских избирателей, он воспользовался случаем "поставить евреев на место", напомнив им, что их постоянно рассматривают через увеличительное стекло. Что их преданность Израилю ставит под вопрос их преданность Америке, особенно теперь, когда одна из двух основных политических партий страны отказалась от когда-то традиционной американской безусловной поддержки еврейского государства. По сути, вопрос Менедеса был заявлением: кто не с нами - тот против нас.


Как пишет в своей недавней статье замечательная израильская и американская журналистка Каролин Глик, вопрос Менендеса вышел за рамки дозволенного, ибо он касался не позиции Фридмана - он касался его национальной принадлежности. Внутренний смысл вопроса Менендеса являлся слабо завуалированной инсинуацией: мол, евреям, страстно поддерживающим Израиль, их американские сограждане доверять не могут. Это заявление было бесспорно антисемитским, но ни одна либеральная еврейская организация против него не выступила.


И в этом тоже нет ничего нового: на протяжении поколений американские евреи в ужасе приседают при одном лишь упоминании их возможной нелояльности в связи с их преданностью Израилю. Обвинение в "двойной лояльности" - это постоянный кошмар американских евреев. Они знают: неважно, насколько ты любишь Америку, сколь значительную часть своей жизни ты посвятил развитию и продвижению американских интересов. Если ты еврей и поддерживаешь Израиль, то твоя лояльность Америке - под вопросом!


Все это не ново. Единственный новый элемент в сегодняшней картине - это визит премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу и его первая встреча с новым президентом США Дональдом Трампом. Ни для кого не секрет, что Трамп, заявивший как до выборов, так и после них о своей безусловной поддержке Израиля, ожидал от Нетаниягу списка израильских просьб и требований, которые невозможно было выдвигать при откровенно антиизраильской администрации Барака Обамы.



Трамп-Нетаниягу: дружеская беседа. Фото: Ави Охайон / GPO /

Пресс-служба канцелярии главы правительства Израиля


Нетаниягу не скрывал накануне визита, что намерен обсуждать с Трампом проблему Ирана, который оба лидера считают самой серьезной из имеющихся ближневосточных угроз. Ожидалось, что ПМ Израиля поднимет вопрос об уже давно юридически доказанной законности еврейских поселений в Иудее и Самарии и американской поддержке строительства на этих территориях, включая, разумеется, Иерусалим. Не вызвало удивления, что премьер-министр попросил о признании Америкой израильского суверенитета на Голанских высотах (объявленного в 1981 г., но до сих пор не признанного Америкой).


Но был один вопрос, которого ожидал весь Израиль: вопрос о судьбе израильского агента Йонатана Полларда. Этот вопрос был важен с нескольких точек зрения. В первую очередь, в плане антисемитизма в Америке, подтверждением которому является все дело Полларда с начала до конца.


Как пишет Каролин Глик, далеко не впервые касающаяся как вопроса американского антисемитизма в деле Полларда, так и предательства Израиля по отношению к своему агенту, невозможно отрицать, что тест на лояльность Поллард провалил. 33 года назад, когда он служил вольнонаемным аналитиком в разведке ВМФ США, Америка доверила ему свои военные секреты, а он передал эти секреты Израилю.


При этом следует отметить, что будучи лояльным обеим союзным сторонам - Америке и Израилю - Поллард не сомневался в том, что безопасность обеих сторон страдает в результате удержания в секрете от Израиля той информации, которая должна была передаваться ему в рамках имевшегося договора об обмене разведывательной информацией. Это не оправдывает нарушения им американского закона, за что он был готов понести наказание. Но далее следует момент, который, собственно, и переводит дело Полларда в разряд исключительного, превращая его в доказательство американского антисемитизма.


Дело а том, что Поллард не уникален, пишет Глик. Корейские американцы, японские американцы, итальянские американцы, ирландские, немецкие и прочие американцы тоже передавали американские секреты правительствам стран, из которых они приехали в Америку. В зависимости от того, были ли страны, на которые они работали, союзниками Америки, они получали наказание в виде тюремного заключения сроком от двух до пяти лет, которое они отбывали в тюрьмах минимально строгого режима, после чего освобождались, возвращаясь к нормальной жизни в обществе и были вольны при желании уехать из США. Были среди них и шпионы стран, далеко не являющихся союзниками США, такие, как коммунистический Китай или хомейнистский Иран, по сей день не скрывающий своей враждебности к Америке. Но и их наказывали не более строго, чем тех, кто шпионил на союзные государства.


В отличие от них, Полларда американская система правосудия попросту бросила под поезд, по выражению Глик. Он был приговорен к пожизненному заключению и отбыл 30 лет в тюрьме максимально строгого режима. Причем первые 10 лет заключения он содержался в камере-одиночке.


На протяжении 30 лет его заключения политики от обеих партий и знакомые с делом Полларда чиновники госбезопасности обращались к одному президенту за другим с призывом сократить его срок. Все президенты отказались.


А когда в ноябре 2015 г. Поллард, был, наконец, выпущен из тюрьмы по УДО (условно-досрочное освобождение), кошмар преследования для него не закончился. Вместо этого он был помещен под домашний арест на таких драконовских условиях, которых не налагают ни на одного заключенного в штатной или федеральной тюрьме. Полларду не только запрещено выезжать из страны - ему запрещено покидать Манхэттен.


Он не может вести еврейский образ жизни, так как ему предписано находиться в его квартире с 7 ч. вечера до 7 ч. утра, что делает для него невозможным посещение утренних и вечерних молитв в синагоге. Он лишен возможности соблюдать шаббат, так как он обязан носить на себе отслеживающее устройство (GPS), которое он вынужден подзаряжать от сети каждые несколько часов, не исключая шаббата, когда такие действия запрещены по правилам иудаизма. Он лишен возможности трудоустройства, так как любой работодатель должен будет согласиться на полный правительственный контроль над компьютерами фирмы.


Это непропорциональное дополнительное наказание, наложенное на Полларда, более чем что-либо доказывает наличие официального, санкционированного государством антисемитизма. Начиная с 1985 года, дело Полларда служит постоянным предупреждением американским евреям и дает право таким антисемитам как Менендес открыто дискриминировать и ущемлять американских евреев.


На протяжении всех лет заключения Полларда одно лишь упоминание его имени наводило на американских евреев ужас. Посыл был совершенно ясный: неважно, что вы делаете - мы разрушим вам жизнь, если вы будете слишком откровенно поддерживать Израиль. Стоит ли удивляться, что столь многие трусливые евреи отвернулись от Израиля?


Но дело не ограничивалось американскими евреями. И в отношениях с израильскими правительствами американские администрации использовали Полларда для обмана, играя его жизнью. Обещая его освобождение в обмен на выжимаемые из Израиля уступки и при этом неизменно нарушая обещания освободить Полларда.


В то же время продолжающееся заключение Полларда постоянно использовалось как инструмент внутренней американской политики. Каждые несколько лет, когда общественная поддержка Израиля достигала в Америке нового пика, анонимные чиновники средней руки из спецслужб сливали в СМИ очередную порцию лжи и поднимали новую кампанию об израильском шпионаже против Америки, приводя в пример Полларда и якобы причиненный им "страшный ущерб" американской безопасности. В раздутой таким образом кампании подогревалось общественное мнение против Израиля и против поддерживающих его евреев.


Но причем тут Нетаниягу? При том, что с избранием Трампа ситуация изменилась. Президент и его администрация не намерены больше давить на Израиль и выдавливать из него самоубийственные уступки. Президенту больше не нужна жизнь Полларда как инструмент давления на Израиль. Премьер-министру Нетаниягу достаточно было просто попросить Трампа о помиловании Полларда - исключительно президентская прерогатива! - и он мог бы сойти с трапа самолета в аэропорту Бен-Гурион в сопровождении освобожденного после 32 лет израильского агента. Но Нетаниягу, привыкший бояться американских президентов, струсил. Он даже не решился поднять перед Трампом вопрос о диких условиях, в которых находится сейчас Поллард. Вместо этого Нетаниягу ограничился разговором о Полларде с вице-президентом Майком Пенсом, который, в отличие от президента, правом помилования не обладает. Как сообщили СМИ, Нетаниягу и Пенс договорились, что посол Израиля Рон Дермер будет "работать над этим вопросом" с администрацией. Что это значит - каждый может интерпретировать как ему заблагорассудится. Но совершенно очевидно, что Биньямин Нетаниягу упустил шанс не только добиться, наконец, освобождения Полларда (через 20 лет после первой упущенной им возможности - на саммите в Уай), но и положить конец официальному американскому антисемитизму и показать, что не от американских консерваторов исходит антисемитская зараза.


Он также упустил шанс показать новому президенту США, что Израиль действительно суверенное государство, обладающее собственным достоинством. Это была бы правильная основа для новых взаимоотношений, которые выстраивает сейчас Нетаниягу с американской администрацией.


Как пишет вполне справедливо Каролин Глик, каждый день, в течение которого продолжается издевательство над Поллардом со стороны американской системы правосудия, это еще один день официального американского преследования американского еврея - не за то, что он нарушил клятву хранить американские секреты, а просто за то, что он еврей.


И как показала беспардонная предвзятость Менендеса по отношению к Дэвиду Фридману, каждый день, пока это продолжается, показывает, что вполне допустимо клеветать на лояльных американских евреев просто за то, что они страстно поддерживают Израиль. Каждый день, пока Поллард мучается в условиях домашнего ареста, это еще один день, когда можно беспрепятственно высказывать сомнения о добрых намерениях и репутации главного союзника Америки на Ближнем Востоке.


Для того, чтобы это прекратить, премьер-министру Нетаниягу следовало бы понять: ради восстановления союзнических отношений с Америкой Израилю недостаточно теплых объятий с президентом в Белом доме. Чтобы положить конец обвинениям администрации Трампа в антисемитизме недостаточно заявлений президента в социальных сетях. Для этого необходимо немедленно освободить Полларда, что покажет истинное отношение президента Трампа к Израилю. Но попросить об этом должен Нетаниягу.


Источник: Интернет-газета “Мы здесь”, № 542, 1-10 марта 2017 г.

http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=9331